Адвокатская практика по административным делам

Главная Адвокатская практика по административным делам

Адвокатская практика по административным делам

При проверке законности постановления административного органа о привлечении к административной ответственности в полномочия суда не входит установление признаков состава административного правонарушения, а проверяется правильность установления этих признаков административным органом. Судом при рассмотрении дела обращено внимание на то, что в нарушение части 1 статьи 65, части 4 статьи 210 АПК РФ Роспотребнадзором не представлены доказательства, подтверждающие факт совершения обществом административного правонарушения, в частности не представлена копия акта проверки, протокола по делу об административном правонарушении, в постановлении о привлечении к административной ответственности не приведено доказательств, на которых основан вывод о наличии в действиях общества состава административного правонарушения. Исходя из норм КоАП РФ, сбор доказательств входит в обязанности контролирующего органа и завершается до момента вынесения постановления по административному делу. Суд не вправе подменять по данной категории дел надзирающие и контролирующие органы. Оценив в совокупности собранные административным органом доказательства по административному делу, по результатам которого вынесено оспариваемое постановление, суд пришел к выводу, что их было недостаточно для привлечения общества к административной ответственности. Кроме того, в материалы дела не представлено доказательств, свидетельствующих о соблюдении административным органом порядка привлечения заявителя к административной ответственности (надлежащего извещения АО о времени и месте составления протокола об административном правонарушении и рассмотрении материалов дела об административном правонарушении). Материалы дела об административном правонарушении содержат неверный адрес магазина, в связи с чем не доказано нарушение Обществом требований действующего законодательства. Доказательством несоблюдения при розничной продаже табачными изделиями стометровой зоны до территории образовательного учреждения по настоящему делу являлся протокол лабораторных исследований от 29.02.2016. Однако в данном протоколе лабораторных исследований в качестве объекта отсутствует магазин, расположенный по адресу: г.Великие Луки, ул.Первомайская, д.17/1. Отсутствует такой объект в распоряжении от 29.01.2016 No 13/9 и в поручении от 29.01.2016; не составлялся по магазину с таким адресом и протокол осмотра принадлежащих Обществу территорий и помещений. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что административный орган не представил надлежащих и достоверных доказательств, подтверждающих незаконное осуществление розничной продажи табачными изделиями в магазине, расположенном по адресу: г.Великие Луки, ул.Первомайская, д.17/1. Если в тексте постановления о привлечении общества к административной ответственности не указано, в чем конкретно состоит вина лица, привлекаемого к административной ответственности, а также какие действия необходимо совершить для предотвращения правонарушения, это является существенным нарушением требований к содержанию постановления о привлечении к административной ответственности, установленных статьей 29.10 КоАП РФ. В постановлении лишь констатируются нарушения, выявленные в ходе проведенной проверки. Оценив в совокупности фактические обстоятельства дела и представленные административным органом материалы проверки, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что в материалах дела отсутствуют неопровержимые доказательства нарушения Правил благоустройства АО. 3. Если в уведомлении о явке для составления протоколов не указано, за какие конкретные правонарушения, совершенные АО, будут составляться административные протоколы, Общество лишено возможности представить свои объяснения и замечания по факту вменяемого ему административного правонарушения. Так, судом установлено, что по результатам проверки административным органом было составлено семь протоколов об административном правонарушении за нарушение части 11 статьи 21 Закона № 215 от 19.01.2004г. «Об административных правонарушениях» и вынесены соответствующие постановления о привлечении АО к административной ответственности. Пять из вынесенных постановлений о привлечении к административной ответственности были обжалованы АО. Между тем, как следует из уведомления административного органа, выданного АО, заявителю предлагалось явиться 08.02.2016 к 10:00 по адресу: г. Майкоп, ул. Калинина, 210, 2 этаж, кабинет № 21, для составления административного материала (протоколов) без указания на конкретное правонарушение. Кроме того, судом обращено внимание на следующее. Административным органом в ходе проведения проверки не составлен акт осмотра территории или акт обследования, либо протокол осмотра, что не позволяет сделать вывод о достоверной фиксации выявленных нарушений. Фотоматериалы, приложенные к материалам административного дела, не могут служить надлежащими доказательствами, подтверждающими факт совершения АО вменяемого административного правонарушения, поскольку из этих фотографий невозможно определить адрес места нахождения магазина, принадлежащего АО. На фотоматериалах отсутствуют отметки о том, кем и с использованием какого технического средства производилась фотосъемка, также о том, что фотоматериалы являются приложением к протоколу об административном правонарушении. Дело № А01-397/2016. Если отзыв на исковое заявление, отзыв на заявление, доказательства и иные документы поступили в суд по истечении установленного арбитражным судом срока, они не рассматриваются арбитражным судом и возвращаются лицам, которыми они были поданы (при рассмотрении дела в порядке упрощенного производства). Как видно из материалов дела, определением о принятии заявления к производству и рассмотрении дела в порядке упрощенного производства, суд предложил административному органу представить письменный отзыв на заявление в срок до 15.06.2016. Вместе с тем, документы представлены суду только 28.06.2016 (в электронном виде поступили возражения на заявление) и 29.06.2016 поступил оригинал возражений, а также материалы административного производства. Поскольку к установленному арбитражным судом сроку, несмотря на своевременное получение указанного определения -16.05.2016, что следует из почтового уведомления, документы в Арбитражный суд заинтересованным лицом представлены не были, исходя из положений части 4 статьи 228 АПК РФ, определением суда от 06.07.2016 поступившие от административного органа документы возвращены Южному отделу Управления Роспотребнадзора по Свердловской области, как представленные в суд по истечении установленного арбитражным судом срока. Судом обращено особое внимание на то, что протокол об административном правонарушении представляет собой процессуальный документ, фиксирующий противоправное деяние конкретного лица, составляется в отношении упомянутого лица и является необходимым правовым основанием для его привлечения к административной ответственности. Ввиду недоказанности заинтересованным лицом объективной стороны правонарушения, состав вмененного административного правонарушения отсутствует. Кроме того, учитывая непредставление материалов административного дела, недоказанным является и соблюдение процедуры привлечения общества к административной ответственности, что является самостоятельным основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления. Нарушения порядка проведения административного расследования по делу об административном правонарушении, а также нарушения обязательных требований при совершении отдельных процессуальных действий в ходе производства но делу об административном правонарушении вызывают сомнение в обоснованности выводов административного органа о наличии нарушений, образующих событие административного правонарушения, последствия этих нарушений не могут быть восполнены при рассмотрении настоящего дела и не позволяют всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело о привлечении к административной ответственности, указанные нарушения носят существенный характер. Как следует из материалов дела, определение о назначении экспертизы путем исследования отобранных проб пищевой продукции в ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Свердловской области в Чкаловском районе города Екатеринбурга, городе Полевской и Сысертском районе» не содержит сведений о разъяснении эксперту его прав и обязанностей и о предупреждении его об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Не соблюден и порядок взятия проб и образцом в ходе производства по делу об административном правонарушении, установленный статьей 26.5 КоАП РФ. Указанной статьей предусмотрено совершение действий по изъятию вещей и документов лишь в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, а также установлено, что протокол об изъятии вещей и документов подписывается должностным лицом, его составившим, лицом, у которого изъяты вещи и документы, а также понятыми в случае их участия. Вместе с тем, отбор проб пищевой продукции был проведен без понятых, а в присутствии двух свидетелей, подписи которых имеются в акте отбора проб от 20.11.2015. Протокол осмотра с соблюдением требований законодательства Управлением составлен не был, вместо этого спустя несколько дней после фактического осмотра, составлен акт обследования с указанием в нем сведений об осмотре и о выявленных при этом нарушениях. Помимо этого, у суда вызвала сомнения сама процедура отбора проб реализуемой обществом продукции. В акте отбора проб от 20.11.2015 отсутствуют сведения об условиях транспортировки отобранных проб (указано лишь на условия транспортировки - автомобиль), однако в протоколе лабораторных исследований от 03.12.2015 № 24644 указаны условия доставки - термоконтейнер плюс 3°С. Таким образом, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что в период с 20.11.2015 (дата отбора проб) по 03.12.2015 (дата исследования) образцы проб были доставлены и хранились в условиях, соответствующих обязательным требованиям и исключающих возможность порчи образцов пищевой продукции; напротив, указанные данные свидетельствуют о том, что эти обязательные требования не соблюдены. Рассмотрение дела и вынесение постановления по делу об административном правонарушении в день составления протокола нарушает требования КоАП РФ и процессуальные права юридического лица. Суд отменил штраф по статье 12.21.1 КоАП РФ по единственному процессуальному основанию, сославшись на то, что протокол и постановление составлены в один день (без участия представителя общества при условии его надлежащего уведомления), что лишило общество прав и гарантий, установленных КоАП РФ, и не позволило полно и всесторонне рассмотреть дело об административном правонарушении. Уведомление о необходимости явиться для проведения проверки не может быть признано уведомлением о составлении протокола об административном правонарушении. Суд отменил штраф по статье 9.13 КоАП РФ по процессуальному основанию, не признав надлежащим уведомление о составлении протокола, направленное до проведения проверки. Суд указал, что данное извещение является информированием о проверке и не может считаться уведомлением на составление протокола. Законодатель фактически вывел лиц, не занимающихся специализированной деятельностью по обращению с отходами, из состава субъектов ответственности, предусмотренной статьей 8.2 КоАП РФ. Суд пришел к выводу о том, что действия АО по размещению контейнеров вне контейнерной площадки с открытыми крышками не могут расцениваться как деятельность в области обращения с отходами в смысле, придаваемом этой деятельности Федеральным законом от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления». Поскольку АО не осуществляет обращение с отходами применительно к действующей на момент привлечения к ответственности редакции Закона № 89-ФЗ, оно не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 КоАП РФ. Из положений Правил благоустройства следует, что для того, чтобы установить факт нарушения, недостаточно лишь зафиксировать наличие неубранного снега и мусора. Следует выяснить, помимо этого, кому принадлежит объект благоустройства, на кого собственником или владельцами возложена уборка, когда в последний раз проводилась уборка с учетом периодичности, установленной Правилами. Судом обращено внимание на то, что комиссия, определяя общество в качестве субъекта административной ответственности, не исследовала вопрос о нахождении в здании иных организаций, а также на основании какого права данные организации, в том числе заявитель, в нем расположены. Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6 КоАП РФ, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица. АО представлены доказательства того, что транспортное средство, водитель которого превысил установленную скорость движения, не находилось во владении и пользовании общества, а было передано по договору аренды транспортных средств без экипажа во временное владение и пользование ООО. При таких обстоятельствах владельцем транспортного средства являлось ООО, а АО подлежит освобождению от административной ответственности по части 2 статьи 12.9 КоАП РФ. Отсутствие сведений о событии правонарушения в постановлении по делу об административном правонарушении фактически свидетельствует о незаконности постановления, поскольку именно постановление является актом, в котором фиксируются обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, и путем вынесения которого осуществляется привлечение к административной ответственности. В протоколе об административном правонарушении, положенном в основу обжалуемого постановления, указано, что событием правонарушения является то, что Общество допустило движение тяжеловесного транспортного средства с превышением допустимой нагрузки на сдвоенную ось тягача с двускатными колесами на величину более 2, но не более 10 процентов, чем нарушило требования действующего законодательства. Тем самым Общество совершило административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 12.21.1 КоАП РФ. Таким образом, протокол об административном правонарушении составлен с нарушением положений статьи 28.2 КоАП РФ, в нем не указано событие административного правонарушения, в связи с чем он не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства по делу об административном правонарушении и служить основанием для привлечения лица к административной ответственности. Также судом обращено внимание на то, что весы, на которых произведено взвешивание, не могут применяться для взвешивания в статическом режиме, так как согласно описанию типа и сведениям о приемке весов пригодны к применению для взвешивания автотранспортных средств в движении. Материалами дела подтверждено и наличие процессуальных нарушений, допущенных при производстве по делу об административном правонарушении. Так, в протоколе об административном правонарушении указано, что что местом совершения административного правонарушения, совершенного в форме бездействия, является место регистрации Общества: г. Краснодар ул. Солнечная, 15/5. Однако, в нарушение положений статьи 29.5 КоАП РФ постановление вынесено в г. Петрозаводске Республики Карелия. Административный орган, на который законодательно возложено бремя доказывания, должен располагать неопровержимыми доказательствами совершения хозяйствующим субъектом правонарушения и наличия в его деянии факта нарушения обязательных требований; собранные в ходе производства по делу об административном правонарушения и представленные суду доказательства должны бесспорно и объективно подтверждать наличие события правонарушения. При отсутствии таких доказательств, в случае имеющихся противоречий относительно наличия факта нарушения и при отсутствии у административного органа данных, исключающих такие противоречия, событие правонарушения нельзя признать доказанным. Судом принято во внимание, что документация с содержанием информации о сертификатах качества и декларации соответствия (приложение к накладным на внутреннее перемещение, передачу товаров, тары) реализуемой продукции имелась на дату проверки, однако административным органом не запрашивалась. Документальная проверка административным органом не проводилась. Обществом разработана программа по оформлению реализуемой продукции отгружаемой в магазин. При отгрузке реализуемой продукции, администрацией магазина принимается товар согласно накладной внутреннего перемещения товара. Приложение к данной товарной накладной с информацией об изготовителе, сертификате соответствия, даты выдачи сертификата, срок действия сертификата/декларации соответствия выгружается из программы согласно номеру товарно-транспортной накладной. В обоснование заявленного требования обществом приложены доказательства отсутствия вмененных нарушений - декларации о соответствии, товарно-транспортные накладные, в приложениях к которым указаны сертификаты соответствия. В оспариваемом постановлении Управление Роспотребнадзора должным образом не опровергло пояснения общества по поводу соблюдения им порядка реализации продукции, подлежащей обязательному подтверждения соответствия, в подтверждение чего им были представлены необходимые товаросопроводительные документы, с приложением перечня сертификатов соответствия и декларации о соответствии на различные наименования проверенных административным органом товаров. Также суд сослался на нарушение административным органом части 16 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ, так как о проведении внеплановой выездной проверки юридическое лицо не было уведомлено органом государственного контроля (надзора) не менее чем за двадцать четыре часа до начала ее проведения любым доступным способом. Сыр безлактозный по пункт «Технический регламент на молоко и молочную продукцию» и ТР ТС 033/2013 «Технический регламент таможенного союза. О безопасности молока и молочной продукции» не отнесён к специализированной пищевой продукции. Так, судом установлено, что согласно декларациям соответствия реализуемые обществом сыры являются безлактозными, произведены и ввезены на территорию Российской Федерации до 25.06.2015, то есть ввезена безлактозная, а не специализированная безлактозная продукция для диетического лечебного питания и диетического профилактического питания, следовательно, на неё не распространяются требования о маркировке, предусмотренные пунктом 5 статьи 7 ТР ТС 027/2012. Технический регламент Таможенного союза. «О безопасности отдельных видов специализированной пищевой продукции, в том числе диетического лечебного и диетического профилактического питания». Роспотребнадзором не доказано нарушение продавцом требований технических регламентов в части маркировки продукции, нарушение требований пункта 2 статьи 3 Закона № 29-ФЗ. Неуведомление общества о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, о времени и месте рассмотрения дела влечет отмену постановления. Обжалуемым постановлением ООО вменялось необеспечение водителя средствами индивидуальной защиты. Отменяя постановление, суд указал, что материалы дела об административном правонарушении не содержат доказательств надлежащего извещения ООО о времени и месте составления протокола об административном правонарушении. Также отсутствуют доказательств надлежащего уведомления ООО о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении. Указанные процессуальные нарушения носят существенный характер и не позволили административному органу полно и всесторонне рассмотреть дело, лицу привлекаемому к административной ответственности не была обеспечена возможность воспользоваться процессуальными гарантиями при производстве по делу об административном правонарушении. Рассмотрение дела об административном правонарушении в течение одних суток после составления протокола не обеспечивает реализацию гарантий прав лица, привлекаемого к административной ответственности. Судом приняты доводы представителя Компании о том, что поскольку протокол об административном правонарушении в отношении юридического лица составлен 11 апреля 2016 года в отсутствие представителя общества, постановление о назначении административного наказания вынесено 12 апреля 2016 года, менее чем через сутки после составления протокола об административном правонарушении, ГИТ был предоставлен не разумный срок для направления обществом доказательств, а также реализации прав, предусмотренных КоАП РФ. В отношении рабочих мест, не указанных в части 6 статьи 10 Федерального закона от 28.12.2013 № 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда" (к ним относятся офисные рабочие места), спецоценка может проводиться поэтапно и должна быть завершена не позднее чем 31 декабря 2018 года. Суд согласился с выводом представителя Компании о том, что поскольку рабочие места, предусмотренные частью 6 статьи 10 ФЗ "О специальной оценке условий труда", в ООО "ТД-Холдинг" отсутствуют, специальная оценка условий труда может проводиться поэтапно до 31.12.2018 года. Таким образом, в данном случае состав административного правонарушения, предусмотренный частью 2 статьи 5.27.1 КоАП РФ, отсутствует. Возможность поэтапного проведения специальной оценки условий труда подтверждена Верховным Судом Российской Федерации. Так, судом оставлена без удовлетворения жалоба ГИТ, оставлены без изменения решение Смоленского областного суда от 15.12.2015 № 21-529 и постановление заместителя председателя Смоленского областного суда от 17.03.2016, вынесенные в отношении АО по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 5.27.1 КоАП РФ. Таким образом, ВС РФ подтвердил позицию о возможности поэтапного проведения СОУТ. Учитывая отсутствие отягчающих ответственность обстоятельств, а также то, что магазин общества работает по системе самообслуживания, что предполагает возможность покупателей самостоятельно производить отбор качественных и неиспорченных овощей и фруктов, суд посчитал возможным снизить размер назначенного административного штрафа по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ с 300 000 до 50 000 рублей. При этом суд сослался на предложенный Конституционным Судом Российской Федерации принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагающий установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, компенсационного характера применяемых санкций, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств. Если предписание, выданное административным органом, признано судом незаконным, то состав административного правонарушения, ответственность за совершение которого установлена частью 1 статьи 19.4.1 КоАП РФ, отсутствует. Мировым судьей рассмотрено дело о привлечении Компании к ответственности по части 1 статьи 19.4.1 КоАП РФ (воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля по проведению проверки). Проверка должна была проводится по факту истечения срока исполнения требований предписания. При этом Компания не согласилась с предписанием, обжаловала его в судебном порядке, арбитражный суд признал предписание недействительным (срок исполнения предписания - 01.04.2016, решение вынесено 15.06.2016). В предписании было указано, что проверку необходимо провести после проведения государственной регистрации производственного объекта. Поскольку компания такую регистрацию не проводила, изначально была занята позиция, что проверка не должна проводится, поскольку условия проведения проверки не выполнено. Само по себе наличие у административного органа полномочий на выдачу предписаний, не освобождает должностных лиц административного органа от соблюдения установленных законом процедур их выдачи. Так, суд полагает, что на основании пункта 2 статьи 50 Федерального закона № 52- ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» предписание о проведении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий не может быть выдано без соблюдения требований Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». При этом суд исходит из того, что действующим законодательством не предусмотрен какой-либо особый порядок выдачи предписаний о проведении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, отличный от требований Федерального закона № 294-ФЗ. Суд также не согласился с доводами административного органа о том, что предписание о проведении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий может быть выдано без проведения проверочных мероприятий со ссылкой на наличие угрозы возникновения массовых инфекционных заболеваний, при этом суд отмечает, что в Федеральном законе № 294-ФЗ предусмотрена ссылка на угрозу возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), и расследование причин возникновения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений, поражений) людей. Нарушение подведомственности Само по себе наличие статуса юридического лица у заявителя не дает оснований для отнесения спора с его участием к подведомственности арбитражного суда. Так, постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда отказано в удовлетворении апелляционной жалобы АО на определение Арбитражного суда Калужской области о прекращении производства по делу. В постановлении указано, что рассматриваемое правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 1.1 Закона № 122-03, относится к области благоустройства в городе Калуге и не связано с осуществлением обществом предпринимательской деятельности. Поэтому, исходя из позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 40), настоящее заявление общества подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что данный спор неподведомственен арбитражному суду, в связи с чем производство по делу подлежит прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Срок на подачу апелляционной жалобы исчисляется не с даты направления копии изготовленного акта лицам, участвующим в деле, а с даты изготовления судом первой инстанции судебного акта в полном объеме. Нарушение судом первой инстанции определенного АПК РФ срока направления копии судебного акта по почте не продлевает срока на апелляционное обжалование, но при наличии соответствующего ходатайства заявителя может явиться основанием для восстановления пропущенного срока. Арбитражным судом апелляционной инстанции возвращена жалоба АО, поданная за пределами срока на апелляционное обжалование без ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока. Решение по делу судом первой инстанции принято 21.04.2016 (резолютивная часть решения объявлена 19.04.2016), следовательно, как верно указал суд апелляционной инстанции, 11.05.2016 считается последним днем срока, установленного для апелляционного обжалования указанного решения суда. Как следует из материалов дела, представитель АО участвовал в заседаниях суда первой инстанции 13-19.04.2016, в том числе, при оглашении 19.04.2016 резолютивной части решения суда, заявитель имел возможность отслеживать движение дела и ознакомиться с принятым судом первой инстанции решением в сети «Интернет», и имел реальную возможность направить апелляционную жалобу в установленный законом срок. Вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока на подачу апелляционной жалобы соответствует установленным обстоятельствам и материалам дела. В силу части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий, в том числе, и последствий в виде возврата апелляционной жалобы. Какие либо объективные причины, не зависящие от воли и действий подателя апелляционной жалобы, которые препятствовали бы ему своевременно подать апелляционную жалобу, им не приведены.