Адвокаты по уголовным делам в Санкт-Петербурге

Главная Услуги Адвокаты по уголовным делам в Санкт-Петербурге

Консультация адвокатов по уголовным делам в Санкт-Петербурге.

Уголовное дело не только судебный процесс с присяжными или тремя судьями, это долгая сложная процедура, которая начинается с возбуждения при обнаружении преступления, а точнее его признаков. Это является сигналом правоохранительным органам к началу предварительного производства. Как можно догадаться, при запуске возбуждения уголовных дел можно натолкнуться на нарушение прав подозреваемого. В том числе по мошенническим составам, по ним также добавляется такой фактор, как ярко выраженное желание правоохранителей обогатиться за счет подозреваемого.
При привлечении к уголовной ответственности, очень важно, чтобы интересы представлял адвокат по уголовным делам.
Многие адвокаты не специализируются на защите подсудимых, а ограничиваются только гражданскими делами.
В Санкт-Петербургской коллегии адвокатов "Глобал консалтинг", есть специалисты занимающиеся помощью по уголовным делам.
Помимо защиты обвиняемых и подсудимых, юристы нашей коллеги адвокатов представляют также и потерпевших.
В рамках уголовного дела потерпевший вправе предъявить гражданский иск к подсудимому. В исковом заявлении можно просить не только взыскание денежных средств, но также и морального вреда.
По некоторым категориям криминальных дел, суд вправе прекратить уголовное преследование в связи с примирением сторон. Что подразумевает, что потерпевший получил достаточную компенсацию для окончания судебного разбирательства. При предъявлении гражданского иска примирение сторон процессуально невозможно без отказа от иска. Кроме того, необходимо согласие прокурора. В ситуации примирения сторон необходимо учитывать фактор прокурора, который всегда может подать апелляционную жалобу. Поэтому, адвокат еще в первой инстанции должен договариваться на максимально неотменяемых условиях.Наиболее эффективной методикой напомнить о защите своих основополагающих прав в уголовном деле будет звонок квалифицированному защитнику.
Если осужденный с приговором суда не согласен и считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, то адвокат по уголовным делам подает соответствующую жалобу.
Для отмены приговора необходимо указать суду на нарушения уголовно-процессуального закона в приговоре, которые влекут его безусловную отмену. К примеру, если в материалах уголовного дела отсутствует действительный протокол судебного заседания либо протокол был изготовлен сильно позже вынесения приговора и не соответствует по содержанию проведенному процессу. Так же, приговор должен быть отменен, если обоснован доказательствами, являющимися недопустимыми. Так, приговор может быть обоснован показаниями, данными подсудимым в суде и в ходе предварительного следствия, которых в материалах уголовного дела не имеется. Если в материалах дела отсутствуют протокол допроса, протоколы очных ставок, рапорт сотрудников ГИБДД о задержании, протокол осмотра транспортного средства.
Так, в качестве доказательств вины по ст.226 ч.3 п.«а», 222 ч.1, 222 ч.2 УК РФ в приговоре приводятся показания потерпевшего, подсудимого, свидетелей, протокол осмотра места происшествия, протокол обнаружения и осмотра металлического ящика, протокол осмотра вещественного доказательства – металлического ящика, заявление потерпевшего. Однако в материалах дела отсутствуют протокол осмотра места происшествия, протокол обнаружения и осмотра металлического ящика, протокол осмотра вещественного доказательства – металлического ящика, заявление потерпевшего.
Так, в качестве доказательств вины по ст.105 ч.1 УК РФ в приговоре приводятся показания следователя, подсудимых, потерпевших, свидетелей, протокол проверки показаний на месте происшествия, протокол осмотра места происшествия и трупа, протокол опознания трупа, протокол выемки моей одежды, протокол выемки в морге покрывала, протокол изъятия образцов крови, заключение судмедэкспертизы трупа, заключения судебно-биологических экспертиз, заключением медико-криминалистической экспертизы, заключение судебно-психиатрической экспертизы. Однако в материалах дела отсутствуют протокол допроса свидетеля, протокол проверки показаний на месте происшествия, протокол опознания трупа, протокол выемки одежды, протокол изъятия образцов крови, заключение судебно-психиатрической экспертизы.Адвокат реализует свои навыки защиты и поможет собраться и найти необходимые рычаги для смещения направления уголовного дела в нужную строну.
Показания являются недопустимыми доказательствами, если получены соответственно следователем, который не имел права участвовать в производстве по делу ввиду того, что ранее был допрошен в качестве свидетеля, то есть показания указанных лиц получены им с нарушением требований УПК РФ.
Протокол осмотра места происшествия и трупа представлен в виде в большей части нечитаемой факсимильной копии, хотя из нее видно, что осмотрен труп неизвестного мужчины.
Материалами дела не установлено, что имело место убийство конкретного человека, как это следует из приговора, а не какого-либо иного лица.
Протокол выемки в морге покрывала составлен неуполномоченным на то лицом – оперуполномоченным, в то время как уголовное дело по факту обнаружения трупа находилось в производстве следователя прокуратуры, при этом отдельного поручения в ОУР УВД о производстве данной выемки следователем не направлялось и в материалах дела не имеется, равно как на протоколе выемки не имеется указания на то, что выемка произведена оперуполномоченным в связи с получением отдельного поручения следователя прокуратуры.
Более того, ни протокол осмотра места происшествия, ни протокол выемки покрывала, ни заключения судебно-медицинской, биологических и медико-криминалистических экспертиз не подтверждает вину в чьем-либо убийстве. Из заключений экспертиз следует, что на покрывале имеются следы крови, которые могли произойти от крови умершего, а на одежде подсудимого имеются следы крови, которые могли произойти от него. Следов крови умершего на одежде подсудимого не обнаружено.
При восстановлении уголовного дела, порядок которого регламентирован ст.158-1 УПК РФ, были допущены нарушения закона, в связи с которыми все восстановленные материалы являются недопустимыми.
Кроме того, в нарушение ч.3 ст.158-1 УПК РФ, устанавливающей, что сроки следствия при восстановлении уголовного дела исчисляются в порядке, установленном ст.162 УПК РФ, когда следователем прокуратуры осуществлялось восстановление дела, сроки следствия не продлевались.

Часть 1 ст.158-1 УПК РФ устанавливает, что в случае утраты уголовного дела в ходе судебного производства решение о его восстановлении принимается судом и направляется прокурору для исполнения.
То есть меры по восстановлению уголовного дела вправе принимать прокурор или подчиненный ему сотрудник. Суд не вправе осуществлять восстановление уголовного дела.
Принятие мер к восстановлению утраченного уголовного дела предполагает получение доказательств вины обвиняемого, то есть осуществление функции обвинения, которую суд не вправе осуществлять.
Необходимость восстановления материалов, ранее полученных на стадии судебного разбирательства, не вызывает сомнения, однако в силу положений Конституции РФ и ст.158-1 УПК РФ меры к их восстановлению вправе были предпринимать органы прокуратуры, осуществляющей функции обвинения, но не сам суд. То есть органы прокуратуры должны были затребовать в суде дубликат протокола судебного заседания, копии кассационных жалоб и других документов, получить из личного дела копии отдельных документов, в частности, протоколов задержания, расписок и т.п. Если ничего этого прокуратурой сделано не было, а материалы, полученные судом, являются недопустимыми доказательствами в силу положений ст.ст.158-1, 75 УПК РФ. Если в ходе расследования уголовного дела срок следствия был продлен до 3 месяцев заместителем горпрокурора. Однако ст.133 УПК РСФСР, действовавшего в период 2001г., не предоставляла заместителям районных, городских прокуроров полномочий по продлению сроков следствия до 3 месяцев, давая такое право только горрайпрокурорам. Таким образом, все следственные действия, выполненные по уголовному делу, являются недопустимыми доказательствами. При составлении обвинительного заключения были нарушены требования уголовно-процессуального закона, которые исключали принятие судом решения по существу дела на основании данного обвинительного заключения.
Так, обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствовало обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.
Так, при составлении обвинительного заключения было нарушено право на защиту, поскольку в обвинительном заключении не были конкретизированы доказательства, подтверждающие именно вину обвиняемого в совершении инкриминируемых ему деяний, не было раскрыто содержание всех приведенных в нем доказательств.
Несмотря на соответствующие требования закона, доказательства, подтверждающие вину нескольких обвиняемых, приведены в отдельности по каждому из них не были.
В обвинительном заключении не было изложено содержание таких доказательств как протоколы очных ставок (всех), рапорта сотрудников ГИБДД, протокол осмотра автомашины, протоколы осмотра вещественных доказательств (всех), протокол обнаружения и осмотра (чего именно?), протокол осмотра места происшествия, протокол опознания трупа (чьего именно?).
Подобные нарушения исключают возможность обвиняемого качественно подготовиться к своей защите в суде, то есть нарушают конституционное право на защиту. Таким образом, на досудебной стадии производства по уголовному делу были допущены процессуальные нарушения, которые являлись препятствиями для рассмотрения дела, неустранимыми судом самостоятельно. Эти препятствия, как повлекшие лишение и стеснение гарантируемых законом прав, в частности, права на защиту, исключали возможность постановления судом 1 инстанции законного и обоснованного приговора.
Фактически допущенные следствием нарушения не позволяли и не позволяют суду реализовать возложенную на него функцию осуществления правосудия.
Так как суд не вправе подменять стороны, не вправе становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, то суд 1 инстанции был обязан, не подменяя сторону обвинения, направить уголовное дело прокурору, указав на выявленные нарушения, ущемляющие права обвиняемого как участника уголовного судопроизводства.
Соответственно, налицо необходимость отмены приговора и возвращения дела прокурору для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению судом.
С учетом этого неправильное применение судом уголовного закона, нарушение судом уголовно-процессуального закона при вынесении приговора представляется не столь значимым, но также подлежит оценке кассационной инстанцией.
Если суд 1 инстанции признал виновным в сбыте указанных предметов, заключающемся в том, что обвиняемый, находясь на озере, утопил их в этом озере. Таким образом, суд не установил факта отчуждения указанных предметов в собственность иных лиц, то есть квалификация действий как «сбыт» является незаконной.
По уголовному делу никогда никакой экспертизы оружия, взрывчатых веществ, боеприпасов не проводилось. Вывод о том, что имевшиеся у предметы являлись оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами сделан на основании показаний свидетеля, который дал такие показания.
Таким образом, надлежащих доказательств, подтверждающих, что сами предметы, имевшиеся, являлись огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, не имеется.
Судом выносится постановление, которым срок содержания под стражей продлевается, подобные постановления отменяются в связи с тем, что они вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона.
В обоснование необходимости продления срока содержания под стражей судом указывается следующее: «суд не может рассмотреть уголовное дело в установленный законом срок, оснований для изменения меры пресечения не имеется, изменение меры пресечения затруднит всестороннее, полное, объективное исследование обстоятельств дела».
Постановлением суда от не соответствует указанным требованиям закона, поскольку судом не приведены мотивы принятого решения о продлении срока содержания под стражей, перечень которых, приведенный в ст.97 УПК РФ, является исчерпывающим.
Применительно к избранию или продлению срока действия любой меры пресечения, в том числе такой как содержание под стражей, критерии наличия необходимости защиты ценностей, на которые указывает ч.3 ст.55 Конституции РФ, раскрыты в ст.97 УПК РФ. Ими являются наличие достаточных оснований полагать, что обвиняемый: скроется; может продолжать совершать преступления; может препятствовать уголовному производству.
Подследственный имеет место регистрации и жительства в Санкт-Петербурге. У него не имеется возможности проживать в каком-либо ином месте. Он впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее не был судим, характеризуется без замечаний. Все доказательства по делу собраны, не имеется (даже теоретически)
Что означает термин «затруднит», и в связи с чем сделан вывод о «затруднении» в рассмотрении дела в постановлении суда не указано и не мотивировано. Наличие каких-либо затруднений, равно как и отсутствие у суда возможности рассмотреть уголовное дело в установленный срок в соответствии с законом не является основанием для продления срока содержания лица под стражей, поскольку в соответствии с ч.3 ст.55 Конституции РФ ограничение свобод человека по данным причинам недопустимо.
На основании тех же конституционных принципов, а также положений ст.97 УПК РФ продление срока содержания под стражей может иметь место лишь при наличии определенных оснований (указаны в ч.3 ст.55 Конституции РФ, раскрыты в ст.97 УПК РФ), а не при отсутствии каких-либо оснований. То есть закон не связывает возможность дальнейшего ограничения конституционного права человека на свободу передвижения с отсутствием оснований для изменения меры пресечения (тем более, что в законе не содержится перечня подобных оснований).
При привлечении к уголовной ответственности следует не забывать, что существует отраслевое деление по подследственности, например, если следователь военный, то он не вправе возбуждать уголовное дело в отношении гражданского лица.